Александр Синютин 

БЛОГ



  

 

БУРНОЕ ВРЕМЯ 

ПРО ЗАГРАНИЦУ И ГОПОТУ 

БОГОМ БЫТЬ КЛЁВО 

БЕЗ ПАМПЕРСОВ

ТОР-5 ВОПРОСОВ, КОТОРЫЕ МНЕ ЗАДАЮТ ПОСЛЕ ПЕРЕЕЗДА В ЧЕРНОГОРИЮ

ПРО СОЛНЦЕ И ОСЛИКА

МОИ БАНКИ. НАЧАЛО

МОЯ ОДА. Я окончил МГИМО

ПРО ПРАДЕДА, ДЕДА И МОЙ ЖУТКИЙ СТРАХ 

БУРНОЕ ВРЕМЯ

Свои комментарии как эксперт по финансовым рынкам в девяностые годы я давал прессе почти каждую неделю. А иногда и по несколько раз в день. И мне было чертовски приятно, что мои комментарии в статьях стояли вместе с комментариями представителей Центрального банка России, министров и олигархов. 


Приведу сохранившиеся выдержки из деловых газет только за август 1995 года. 

На тот момент мне было 23 года. Через несколько дней исполнялось 24. 


25 августа 1995 год. Газета «Сегодня» № 160 (518). 

Статья-передовица на 1-ой странице «Межбанковский рынок на грани краха». 


«Если бы ЦБ сегодня покупал валюту на межбанке, то проблем было бы значительно меньше, поскольку, пусть с убытками, но банки смогли бы закрыться», - сказал Александр Синютин из банка «Деловая Россия». Однако, по мнению представителя ЦБ, пожелавшего остаться неизвестным, коммерческие банки сами виноваты в разразившемся кризисе, причиной которого явилось «неадекватное денежно-кредитной политике ЦБ» поведение банков. (…) «В иностранных банках ситуация, когда ты выдаешь товарный кредит, а потом откупаешь его каждый день на межбанке, просто невозможна, а у нас это нормальная вещь. Конечно, прибыль при рискованной игре несравнима, но и разориться банк может в одночасье», - сказал Александр Синютин из банка «Деловая Россия». 


Я и сейчас, и в то время был готов довольно прямо и открыто высказывать свою точку зрения, даже, как видно из статьи, несмотря на мнения представителей Центробанка России. В статье было показательно, что представитель Центробанка «пожелал остаться неизвестным». К моим оценкам прислушивались, в том числе потому, что анализировал и прогнозировал я правильно. Как печальное доказательство - в конце 1995-го года Банк Деловая Россия, в котором я тогда работал, разорился в кризис именно по той самой причине, о которой шла речь в статье. Как и многие другие баки, Банк Деловая Россия постоянно закрывал затраты на строительство огромного банковского здания короткими межбанковскими кредитами. Это его и погубило. Но в 1995-м году я не мог серьезно влиять на решения руководства банка. 


26 августа 1995 года. Газета «КоммерсантЪ Daily». 

Статья «Рынок по-прежнему скорее мертв, чем жив». 


«По мнению и.о. начальника отдела межбанковских операций банка «Деловая Россия» Александра Синютина, облегчить положение могла бы покупка Центральным банком валюты на межбанковском рынке. Вследствие этого у банков появились бы свободные рублевые средства. (…) Как считает вице-президент Токобанка Павел Нефидов, те, кто выживает в этом «чистилище», получают новые возможности про приобретению первоклассной клиентуры. (…) Действительно, бездействие ЦБ в начале этой недели многим показалось странным. Тем более, что Татьяна Парамонова однажды уже доказала, что в сложных ситуациях ЦБ может действовать быстро, решительно и профессионально». 


Вот именно так в 90-е довольно часто описывали в деловых газетах состояние российской финансовой системы и экономики в целом. Сейчас многие забыли, что финансовые сводки того времени напоминали сводки с передовой. Забыли, из какой жо… жесткой ситуации нашей стране после Ельцина и младореформаторов пришлось выползать. Все это происходило не просто на моей памяти. Я был непосредственным и, как вы видите, довольно активным участником происходивших в финансовой жизни страны процессов. 


28 августа 1995 год. Газета «Аргументы и факты», Интерфакс. 

Статья «Москву спасут только крупные банки». 


«По словам представителя банка «Деловая Россия», являющегося одним из крупнейших операторов рынка межбанковских кредитов, утром 25 августа сделки не заключались. (…) Кризисная ситуация на межбанковском рынке несет в себе потенциальную опасность для всей банковской системы, поскольку, по оценкам дилеров, до 80 процентов московских банков в той или иной степени зависели от возможности привлекать денежные ресурсы на межбанковском рынке. Единственной структурой, способной предотвратить назревающий финансовый кризис, является Банк России». 


Банковский кризис 1995-го года стал первым для уже не советской, а новой российской финансовой системы. Еще далеко впереди были дефолт 1998 и кризис 2008 годов. Но и в первом кризисе 95-го с финансовой игровой доски слетели серьезные фигуры. Сейчас даже названий этих банков и имен их владельцев никто, кроме экспертов и аналитиков, скорее всего не вспомнит. 


29 августа 1995 года. Газета «КоммерсантЪ Daily». 

Статья «Большая пятерка пытается спасти рынок». 


«(…) Пять крупнейших участников рынка – Сбербанк РФ, Внешторгбанк РФ, Инкомбанк, банк «Империал» и Мост-банк – подписали соглашение, направленное на восстановление межбанковского рынка. (…) Как сообщил и.о. начальника отдела межбанковских операций банка «Деловая Россия» Александр Синютин, на рынке не происходило никакого движения. По мнению банкира, выданные в пятницу Центробанком 300 млрд. рублей в виде кредитов коммерческим банкам – капля в море в условиях, когда некоторым крупным банкам для закрытия необходимо по 100 млрд. рублей каждому». 


Видимо, я, действительно, был хорошим финансовым аналитиком. А еще не боялся идти вперед. Иногда мои шаги были на грани фола, авантюры. Некоторые из них я сейчас, пожалуй, назвал бы даже «безбашеннымы». Только именно они всего через два года, в 1997-м году, привели меня в кресло председателя правления банка. Я стал одним из самых молодых банкиров девяностых. На тот момент мне было 26 лет. 


Мне никогда не было интересно перепродавать в подворотнях американские джинсы, как еще в советское время делали фарцовщики. У меня не было мечты открыть маленькую палаточку в далеком районе города и торговать шоколадками и водкой. Всегда было жалко тратить время и саму жизнь на мелочи и фигню. Видимо, еще с детства усвоил – целовать, так королеву! Так делал и так продолжаю делать. 


А с 25 по 27 сентября в Москве и онлайн состоится мой тренинг-интенсив "Бизнес и счастье. Искусство нестандартных решений". 

Добро пожаловать! Присоединяйтесь! 


http://синютин.рф/успех


P.S. Те самые статьи. Красным отметил те места, где ссылаются на меня. Так искать легче. Ну, вдруг кому-то захочется убедиться ))

ПРО ЗАГРАНИЦУ И ГОПОТУ 

В 1994-м году я впервые выехал за рубеж. В 91-м официально пал "железный занавес" и всем советским гражданам разрешили пересекать границу, не предавая автоматически Родину. 


В начале того года я поехал на автобусе по десяти странам Европы как спортсмен-бегун и участник Забега мира в Париже. Весь наш автобус состоял из таких же как я "бегунов" разного возраста и профессий. Естественно, ни одного реального бегуна среди нас не было. Но люди готовы были посмотреть заграницу под любым предлогом. В состав нашей команды затисалась даже восьмидесятилетняя бабушка. 


Вернувшись в Москву, я еще долго находился в культурном шоке, например, от того, что в Париже в марте все деревья были зелеными и распускались цветы, а под Смоленском лежали полутораметровые сугробы. И еще мне стало ужасно обидно за нашу страну. Мы победили фашизм, а побежденные немцы в своей Германии жили на порядок лучше нас. Это в моей голове не укладывалось. 


Я злился на коммунистов, физически уничтоживших дворянство и интеллигенцию, злился на либералов-реформаторов, разворовывавших под гимн США все, что попадалось под их беленькие, жирненькие подгребалки. Я злился на наш "расеянский" колхозный уклад с пристрастием бросать под себя шелуху от семечек в прямом и переносном смысле. 


До поездки я считал, что жить в бардаке - это нормально, и все люди во всех странах так живут: гадят там, где едят, плюют там, где загорают. Оказалось, что так делали не все люди и не везде. 


Гордясь Менделеевым, Толстым и Репиным, восхищаясь Чкаловым и Гагариным, наш человек частенько считает нормальным жить в своем собственном доме с перекошенным забором, свисающими обоями и разбитой крышкой унитаза. И принимает это за норму! Но, покатавшись по заграницам, я увидел, что во многих других странах это не считалось нормой. 


Я был в шоке. Ощутил, что никаким безденежьем грязь в доме не объясняется. Ведь на уборку собственного жилища не нужны деньги. И даже краска для забора не стоит миллион. Я понял, что привычка жить как в хлеву - проклятье нашего народа. Нет, у меня не появилось придыхания перед Западом. Мне просто стало нестерпимо обидно. 


Не было изначально такого на Руси. Не характерно это было для русского человека. И Москву называли златоглавой, городом сорока сороков церквей. И Питер как музей изначально строился. 


Хорошо, что последние годы идет невероятное преображение. Здания реставрируются, новые парки и скверы появляются, мусор с улиц убирают быстро и качественно. Постепенно, конечно, такие преобразования идут, но все же идут. Самое сложное - мозги перестроить и привычки "товарищей". 


А вот тут пока коммунистическое проклятье на наш народ продолжает действовать. Это же не одно поколение должно вырасти, чтобы хотя бы базовые правила аккуратности, не говоря уж об эстетике, вошли в новую привычку: зубы чистить, фантики на мостовую не бросать, в унитаз попадать. Это же родители должны были в детстве объяснить. А если родители сами даже при детях козявки из носа кушали?! 


Помню, на меня когда-то произвел сильное впечатление документальный рассказ, написанный комсомольцем-стройотрядовцем про одного из дворянских "недобитков". 


В Сибири строили железную дорогу зеки и те самые восторженные комсомольцы. И вот в одну из бригад должны были прислать недобитка из дворян. Зеки с комсомольцами зубоскалили, что "их благородие" привык на фаянсовых унитазах сиживть, и рабоче-крестьянский дощатый сральник с дыркой в полу доведет "дворянскую морду" до обморока. 


"Недобиток" приехал. Сходил в сортир, выглядевший так, как, к сожалению, до сих пор в 2018-м году продолжает выглядеть большинство наших общественных сортиров, особенно на трассах. Думаю, не стоит описывать в подробностях, как именно выглядел тот туалет. Дворянин вернулся, засучил рукава, набрал ведро воды и отправился отмывать общественное отхожее место. И отмыл. Потому что в его контрреволюционном сознании было принято не испражняться мимо очка, и наводить вокруг себя чистоту, где бы он ни оказался. Так его папенька с маменькой в детстве научили. Но для остальных это оказалось чем-то невероятный, поэтому, видимо, рассказ и появился на свет. 


В Германии в ту поездку меня поразили не Бранденбургские ворота, а чистота на улицах. Из заграницы после всего увиденного я вернулся в смешанных чувствах. Один из важных выводов, который для себя тогда сделал: если не нравится грязь, пойди и убери, а не ори во всю глотку, что в твоей стране плохо жить. 


В том же 1994-м году, уже в конце года, в декабре я вновь неожиданно попал в Германию. Банк, в котором я в том момент работал, отправил меня на обучение и стажировку во Франкфурт-на-Майне в Ост-Вест-Хандельс-банк. И там я еще раз имел возможность посмотреть, как жили и работали немецкие коллеги. Было в их жизненном укладе то, что мне нравилось, было и то, что не нравилось. Они все же - совершенно другая нация. На их столах до следующего рабочего дня недоеденные гамбургеры и немытые чашки оставлять было не принято. Ну, что с них возьмешь?! Немцы! Они же не понимали, что заветревшийся надкусанный бутерброд утром вкуснее, а чашка с недопитым чаем создает эффект присутствия сотрудника на работе. 


Это все было в 1994-м году. Сейчас вижу, что во многих местах России, особенно в центре Москвы, стало чище, чем в большинстве городов Европы. Где-то наши люди уже научились попадать пластиковыми бутылками в урны. Где-то движение в этом направлении только намечается. А где-то, увы, семки по-прежнему остаются первичными половыми признаками самцов. 


Как говорят, и Москва не сразу строилась! Может, когда-нибудь слова "гопота" и "люмпен-пролетариат" наши потомки будут изучать исключительно, как отжившие анахронизмы. Очень на это надеюсь. 


P.S. 25-27 сентября у меня в Москве и онлайн пройдет тренинг-интенсив "Бизнес и счастье. Искусство нестандартных решений". Приходите. 


http://синютин.рф/успех


P.P.S. На фото мой сертификат из того самого немецкого банка. 


P.P.P.S. Вчера вечером вышел на приморскую набережную Будвы - туристической столицы Черногории. Сел на парапет. Рядом стайка черногорских подростков лет по 17-18. Девочки, мальчики. Все с сигаретками. Покурили. Бросили дымящиеся окурки прямо на песок, куда завтра на пляж отдыхающие придут. 


Я сидел и думал: "Вас-то какой дедушка Ленин этому научил?!" Джубре едно! (обидное черногорское ругательство) 

БОГОМ БЫТЬ КЛЁВО 

Богом быть клёво! 

Именно так я думал, работая в своем первом банке специалистом отдела межданковских операций. А по-простому трейдером, брокером или дилером. Тогда, в 1993-м году в ходу были все три названия. 

Мы - молодые, дерзкие, амбициозные - были первым поколением российской биржевой и внебиржевой торговли. Мы покупали и продавали деньги и все связанные с ними финансовые инструменты: векселя, форварды, фьючерсы, опционы. Мы были молодые боги. Мы были первыми представителями российской Уолл Стрит. 

ГКО, акции, облигации - то, что было нашей жизнью и нашей страстью. Мы встречались друг с другом на общих тусовках в ресторанах, взахлеб обсуждали финансовые рынки и орали песни. Любимой была песня группы "Браво" со словами: 

"Любите, девочки, простых романтиков, 
Отважных летчиков и моряков. 
Бросайте, девочки, домашних мальчиков. 
Не стоит им дарит свою любовь!" 

Мы переделали первые две строки, и песня стала нашим гимном: 

"Любите, девочки, простых романтиков, 
Отважных дилеров и брокерОООв..." 

Мы называли друг друга богами финансов и повелителями ценных бумаг. Я был в центре этой тусовки из-за того, что попал в нее, когда уже стал шеф-дилером банка "Деловая Россия", который на тот момент считался очень крутым игроком. 

И еще мы зарабатывали деньги. Много денег. Подарком одного дилера другому на день рождения мог стать новый мерседес. И это было нормально, в порядке вещей. Меня называли "Золотым мальчиком", так как деньги буквально липли к моим рукам, и это обеспечивало мне стремительный карьерный рост. Нам всем на тот момент было не больше 25. 

Мы считали, что для работы с ценными бумагами и финансовыми инструментами должен быть дар. Видимо, у меня такой дар был. Минимум раз в неделю ко мне за прогнозами и обзорами рынков обращались ведущие российские деловые СМИ: "КоммерсантЪ Daily", "Аргументы и факты", газета "Сегодня". Я видел свою фамилию в изданиях рядом с фамилиями министров и олигархов и вновь ощущал, что богом быть клёво! 

Та первая брокерская тусовка начала распадаться сначала от удара кризиса 1995-го года, а потом из-за череды новых волнений и потрясений. Некоторые ребята, как и я, поднялись и возглавили банки. Кто-то так и остался на позициях дилеров и начальников отделов. 

Финансовый кризис 1998-го года как цунами снес весь финансовый рынок 90-х вместе с нами. Кто-то не выжил. Физически. Кто-то поменял сферу деятельности. Кто-то уехал за границу. 

В начале 2000-х появились новые имена, новые корпорации и новые банки. Меня пригласили в Администрацию Президента РФ на должность финансового директора и заместителя исполнительного директора Комитета по встрече третьего тысячелетия. 

Этот комитет был создан по инициативе Марата Гельмана, который на тот момент был одним из самых влиятельных ельцинских политологов. 

Про первых финансовых дилеров я больше ничего не слышал. Надеюсь, у ребят все хорошо. Они были клевыми! 

P.S. Год назад я перебрался в Черногорию и поселился в городе Будва. Говорят, неисповедимы пути Господне. Марат Гельман, тот самый ельцинский политолог, которого я никогда в жизни так и не видел, тоже живет в Будве неподалеку от моего дома. Но встретиться с ним мне так и не довелось. 

P.P.S. На фото один из моих Сертификатов первой категории на работу с ценными бумагами. И еще статьи, которые, в том числе, давали мне почувствовать, как же клёво быть богом!)) 

P.P.P.S. С 25 по 27 сентября в Москве и онлайн я буду проводить тренинг-интенсив "Бизнес и счастье. Искусство нестандартных решений". Когда у меня спрашивают, с какого курса или тренинга стоит начинать знакомство со мной, я всегда отвечаю, что именно с него - с Интенсива. Так что, Добро пожаловать! Присоединяйтесь! 

http://синютин.рф/успех

БЕЗ ПАМПЕРСОВ


В школе я много дрался. Сейчас, вроде, в школах не дерутся. Хорошо, если так. Да и куда там драться, если детей до 12 лет, а иногда и старше, родители не только сами в школу водят, но и выгуливают во дворах под присмотром. 


И имена у детей сейчас не для драк: Майкл, Винсент, Стефан. И это не американских детей так зовут, а наших. С фамилиями Курочкин, Мухин и Недотяпов. Также в любой школе сейчас учатся "новые славяне" -Корнеи, Саввы и Амвросии. 


Как бы забавно звучало замечание из дневника современного школьника: "Винсент побил Амвросия по голове учебником ОБЖ". Тут у меня только две ассоциации появляются. Либо описан фрагмент из истории античности, либо "волшебные" подрались, чьи интересы все время Джигурда защищает. Наверное, поэтому сейчас в школах и не дерутся, чтобы таких нелепых замечаний в дневниках не появлялось. 


В моей школе все были Сашами, Сережами, Димами и Колями. Даже Ярославы не встречались. Поэтому ничего необычного не было, когда в один день Сережа #2 колотил Диму #3, а на следующий день Слава #1 мутузил Сережу #3. Мне даже кажется, что термин "моральная травма" появился именно тогда, когда в школу пошли первые Майклы и Винсенты. 


Ну, какая может быть моральная травма у Димы Петрова или Кости Кузнецова после стычки в туалете? Даже с кровавыми соплями. Те двое могли, разве что, вздуть друг дружку, а на следующий день уже гонять вместе мяч по двору или резаться в ножечки. Кто не в курсе, "ножечки" - это игра такая, довольно увлекательная и почти безопасная. Не помню, чтобы у нас во дворе кто-то кого-то перочинным ножечком пырял за то, что в дым проигрался в чеканочку или в колдунчики. Тоже игры такие были. Не компьютерные.


Так вот про драки. Не сильно я тогда выдающимся бойцом выглядел. Толстый такой был, щекастый, с абсолютно наивным детским лицом. Лучшая груша для отработки ударов. Так почему-то многие окружавшие меня мальчишки считали. И на мое мнение по этому поводу им было наплевать. А я был несколько против статуса груши. 


В первом классе отец отправил меня заниматься дзю-до. Сам он подпольно занимался карате. Дзю-до мне помогло. На меня и в школе, и во дворе нередко нападали, я пугался, и с перепугу лупил обидчиков, иногда крепко. Так в седьмом классе меня даже чуть из школы не выгнали. Но я был хорошим учеником, поэтому учителя ограничились лишь строгими внушениями и мне, и моим родителям. А в годовых отметках у меня появились такие записи: "Прилежание (то есть старание хорошо учиться) - отлично. Поведение (как раз за драки) - неудовлетворительно". 


Что уж греха таить, иногда и я сам выступал инициатором драк. Но дрался всегда исключительно за справедливость. Если кто-то оказывался, по моему мнению, редкостным козлом (в переводе на современный толерантный язык - вел себя неэтично), то я считал, что поучить мерзавца хорошим манерам тумаками было очень даже полезно и правильно со всех сторон. Устраивал своего рода дуэли советского времени. Только без шпаг и пистолетов, а на кулаках в школьных туалетах. 


Я где-то прочитал, что Пушкин до Дантеса участвовал более чем в СОРОКА дуэлях. Причем в большинстве случаев именно наш великий поэт и был инициатором тех дуэлей. Правда, в то время вместо кулаков пистолеты использовали. А зря. Если бы они тогда, как мы, в школьных туалетах мутузились, учили бы сейчас школьники не одну, а три части Евгения Онегина. А так "Погиб поэт, невольник чести..." в 37 лет.


Поймите меня правильно, я вовсе не за драки. Просто рассказываю, как в нас тогда потихонечку внутренний стержень выковывался. Стержень появлялся даже в таких пухляках, каким был я. Мне потом и в армии не раз пришлось драться. Правда, тогда я пухляком уже не был. 


Теперь драться не принято. Поэтому по всем просторам интернета как плесень распространились тролли, хейтеры и прочие неудовлетворенные Винсенты с моральными травмами. Они же точно уверены, что не придет Амвросий и не насует учебником ОБЖ по хлебалке. Многим Амвросиям со Стефанами, увы, мамы и в тридцать лет памперсы меняют. 


А Саши, Сережи и Коли выросли в Александров, Сергеев и Николаев. Им уже по статусу не положено за уши хейтеров и прочих лузеров трепать. Хотя порой было бы очень полезно. Даже из профилактически-оздоровительных целей, чтобы шрамы "моральных травм" от недоеденных сникерсов у Винсентов и Венцеславов быстрее затягивались, и чтобы из них Джигурда не выросла. 


P.S. Тех, кто ходит без памперсов и даже сам может ездить за границу, без разрешения мамы или начальника, приглашаю на свой новый тренинг "Выход из матрицы. Четвертое измерение". Три дня - с 10 по 12 сентября плюс два дня совместной тусовки. Поговорим об интересном и необычном. 


http://синютин.рф/успех

ТОР-5 ВОПРОСОВ, КОТОРЫЕ МНЕ ЗАДАЮТ ПОСЛЕ ПЕРЕЕЗДА В ЧЕРНОГОРИЮ


В Черногории в журнале "Русский клуб" опубликовали мое интервью. Мне было очень приятно, что заметили, оценили, взяли интервью и напечатали. 


Дальше привожу полный текст интервью.

_________


БИЗНЕС ВИКИНГ 

или Топ-5 вопросов, которые мне задают друзья после моего переезда в Черногорию. 


Меня зовут Александр Синютин. 

Я бизнесмен, бизнес-консультант и бизнес-тренер. 


После того, как я переехал в Черногорию и начал жить на две страны, у меня идут две параллельные и почти непересекающиеся жизни: одна в Москве, другая в Будве. Так как родился я в Москве и провел большую часть жизни именно там, столицу знаю и чувствую довольно хорошо. Черногория же для меня - новый опыт. Поэтому больше времени сейчас я стараюсь проводить именно здесь. Привыкаю к тому, как можно жить по-другому. 


При этом я по-прежнему люблю Москву, я не диссидент и не предатель Родины. Просто жить в Черногории мне очень и очень нравится. 


После того, как перестал трястись от страха от одной мысли о переезде, и все же сделал этот шаг, мои друзья в Москве буквально заваливают меня вопросами. В большом списке этих вопросов есть пятерка лидеров. Вот они. Приведу вопросы в порядке, в котором мне их обычно задают. 


1. Почему я выбрал именно Черногорию? 


Это произошло совершенно спонтанно. Меня будто в момент перещелкнуло, и я сказал: "Хочу здесь жить!" Логики в моем решении никакой не было. Я ее уже потом начал себе придумывать. 


Заранее предвосхищая еще один вопрос, сразу на него отвечу. Да, я до этого был и в других странах. Исколесил Италию, испанские курорты. Был не раз на французской ривьере. Тайланд тоже видел, и Камбоджу, и Вьетнам. А выбрал Черногорию. 


Опишу тот самый момент, когда принял решение о переезде. 


Самый конец октября. Безоблачное небо. Яркое-яркое солнце, от которого приходилось прятать глаза за темными очками. Горы, красные крыши домов. Привычная для Черногории картина. Будва. 


Мы вчетвером: мой близкий друг, его жена, моя жена и я. Только что искупались, сидели на террасе. Перед нами стояла целая ваза с мандаринами, которые мы собрали у себя во дворе. Позвонил родителям. Папа сказал, что в Москве выпал первый снег... И тут я вдруг все решил. 


2. Как я перестроил свой бизнес, чтобы жить на две страны? 


Это второй вопрос, который мне всегда задают после первого. После принятия решения о Черногории я год перестраивал свой бизнес и жизнь, чтобы не быть привязанным к конкретному месту. 


То же самое делала моя жена. Она - причинный психолог. Помогает людям гармонизировать личность, взаимоотношения, здоровье, бизнес. Помогает раскрывать жизненный путь и творческий потенциал. (причинный-психолог.рф) У нее плотный график консультаций. Теперь она перевела всю работу на скайп. И количество ее клиентов только выросло. 


Мне же пришлось ответить себе на несколько вопросов. 


Первый. Как же без меня будет работать моя любимая Группа компаний Eventail, владельцем которой я являюсь? (eventail.ru) Многих владельцев и руководителей бизнеса догоняет синдром самого умного, единственного и незаменимого в своей компании. Вечное ощущение "без меня все развалится!" держит тисками. И становится не очень понятно, кто кем владеет: человек бизнесом или бизнес человеком. 


У меня было именно так. Знаю, что и у многих других так. По прошествии времени могу сказать, что все возможно - была бы цель. Когда мне говорят, "я бы тоже перебрался к морю", я знаю, что человек никогда этого не сделает. Знаю это наверняка. У него нет мотивации, нет решения перебраться. Есть лишь бесформенные "бы-бы-бы". А сослагательное наклонение никогда еще реальных результатов не давало. 


После принятия решения в течение года мне удалось перестроить свой рабочий график, свои подходы. Сложнее всего было с внутренними убеждениями. Они, перемешанные со страхами неизвестности, трансформировались сложнее всего. 


По работе я занимаюсь тремя вещами - развиваю свою группу компаний, консультирую владельцев бизнеса (модное сейчас слово "бизнес-коуч") и веду бизнес-тренинги. С первым направлением я вопросы решил. Но пришлось что-то придумывать и с двумя другими видами моей деятельности. 


С коучингом оказалось проще. Теперь с владельцами компаний, которые веду, я регулярно общаюсь по скайпу. И это всем удобно. Кстати, если вам хочется вывести свой бизнес на новый уровень, обращайтесь. Пообщаемся и, даст Бог, начнем совместно вести ваш бизнес к новым горизонтам. (синютин.рф) 


Сложнее было с тренингами. Их я веду всегда вживую, хотя некоторые участники присутствуют онлайн. Трансляции решают этот вопрос великолепно. Однако мне пришлось сократить частоту проведения тренингов. 


Каждый мой тренинг идет по три-четыре дня. Раньше у меня бывало и по четыре-пять тренингов в месяц. Оказалось, что один тренинг в тридцать дней тоже неплохо. Раз в месяц летаю в Москву: неделя в Москве, три недели в Черногории. Это значительно приятнее, чем постоянное присутствие в московском офисе. 


Мои тренинги о бизнесе и счастье. Всего их шесть. Людей в зале от раза к разу собирается все больше. Может, потому, что я всем своим видом теперь после переезда в Черногорию счастье доношу лучше. Личный пример всегда эффективнее десятка самых продвинутых и мотивирующих книг. (синютин.рф) 


3. Что мне не нравится в Черногории? 


Отвечу очень конкретно. Очень напрягает, что все черногорцы курят. Всегда и везде. Даже на фудкортах в торговых центрах. Здесь пока курение очень модно. Если девочка в пятнадцать лет не курит, она - лохушка. Это не круто. Московская мода на здоровый образ жизни, думаю, доберется сюда лет через пятнадцать. 


Еще мне не хватает фильмов в кино на русском языке. Они есть, но их очень мало. На, компьютере, конечно, можно смотреть. Но поход в кино, само по себе очень привычное и приятное московское развлечение. 


4. Что мне нравится в Черногории? 


Мне нравится сама Черногория и нравятся черногорцы. Они очень неспешны. Главное слово в этой стране "полако", что означает "спокойно, расслабленно, без суеты". 


При этом черногорцы всегда в выигрыше. В любой ситуации. Им как-то так раз, и везет. По всем вопросам. 


Черногория - очень сильное место энергетически. Со страной общаешься, как с человеком. Если ты с ней по-доброму, она окружит заботой и уютом. Если же привычно по-российски фырчать и высказывать недовольство то галечным пляжем, то простой едой, то жарой, то ветром, Черногория в буквальном смысле выплюнет. Я видел много таких примеров. 


5. Не скучно ли мне здесь жить? 


Этот вопрос - логичное продолжение предыдущего. Все зависит от того, кто за чем сюда едет. Лично мне не скучно. Тусовки-массовки заканчиваются в начале октября. И наступает тишина при ярком и все еще теплом солнце. 


Я наконец-то смог сесть за написание книг. Уже несколько лет в Москве собирался это сделать. Там руки не дошли. Здесь наоборот. 


Москва - это колоссальный информационный поток. Однако на его обработку нужны силы. Много сил. Батарея требует подзарядки. В Черногории информационного потока почти нет. Зато это хорошее место зарядить свою батарейку, чем я с удовольствием и занимаюсь. 


P.S. Некоторое время назад давал большое интервью журналу "Человек дела". Авторы статьи назвали меня современным Бизнес-Викингом. Теперь использую этот хэштег. 


P.P.S. Если понравилась моя статья, погуляйте в соцсетях по моим хэштегам. Там еще много интересных статей: 

#БизнесВикинг 

#александрсинютин 

#тренингисинютина 


У моей жены тоже много интересных статей. Их можно найти по хэштегам: 

#юлиясинютина 

#причинныйпсихолог 



ПРО СОЛНЦЕ И ОСЛИКА

Я ужасно солнцезависимый человек. Не то, чтобы мне просто нравилось, когда солнышко светит и пригревает, а если пасмурно - то и ничего. Может, кому и ничего. А мне пипец. То есть у меня настроение ниже нуля опускается, делать ничего не хочется, и вообще жизнь теряет всякий смысл. И так было с самого раннего детства. 


Только я всегда считал, что всем без солнца такой же пипец, как и мне, просто все мучаются и ничего. А что я - лучше других?! Такую же идею нам в школе втуляли? Или это только мне так повезло?


В общем, из года в год моя счастливая жизнь начиналась в мае и заканчивалась в сентябре, как раз через несколько дней после моего дня рождения. ДР у меня 1 сентября. 


Год за годом, год за годом у меня было всего два сезона: жизнь и ад. Я не сгущаю краски. У каждого свои фобии. Кто-то на самолетах летать боится, кого-то плющит в закрытых пространствах. А мне в холоде, с дождём и снегом, и ещё без солнца - полный пипец. Медведи и ёжики на это время в спячку впадают, потому что, видимо холод и сумрак тоже не их тема. А у меня опция впадения в 

полугодовую спячку при рождении в комплектации не предусматривалась. 


Я бы, видимо, и дальше все это климатическое проклятье принимал как должное, тихо, а иногда и не особо тихо поскуливая. Только как-то в одном совершенно обычном разговоре, даже не помню с кем, я услышал, что человеку нравилась зима. Вроде, что тут особенного? Но меня поразил тот факт, возможно, больше, чем удивила бы встреча с зелеными ракообразными марсианами с шестью руками, тремя головами и двумя хвостами. В марсиан всегда готов был поверить, но вот чтобы кому-то слякоть, снег и холод нравились?! 


А мне, представляете, человек прямо вот так в лоб, и там на полном серьезе - зиму люблю! Я вообще в шоке был. Прихожу к маме, говорю: "Ты представляешь?..." А мне родная мама: "А я тоже лето не очень люблю, а зима мне нравится". Мама? Мама!!! 

Я пошёл опросы устраивать среди знакомых. Оказалось, что довольно многим нравилось "попрохладнее, и чтобы тучки ходили, и солнце глаза не слепило". 


И тут я прозрел! Получается, только меня все это хмурое и дождливо-снежное месиво нахлобучивало. А рядом со мной оптимистично шлепали по лужам счастливые любители похолоднее, и ездили такие же радостные люди в серо-черных грязевых кучах с различными авто-эмблемами. Не хочу обидеть тех, кому нравится зима. Просто в моей картине мира все это выглядело именно серо-черным месивом, и никак иначе. Всюююю жиииииизнь. Это не то чтобы мне раньше зима нравилась, а потом что-то разонравилась. Такой вот пипец с детства.


Тогда я понял, что большую часть людей вполне устраивал климат, в котором они жили. Меня не устраивал московский климат, а в Питере для меня - вообще край! Но, получалось, питерская погода тоже кому-то нравилась. Там, вроде, сейчас живут 4,5 миллиона человек, благодарных Петру Первому за выбор места для города. 


Когда я все это осознал, почувствовал себя осликом из поговорки: ослик был сегодня зол, он узнал, что он осел. Поднял я глаза, а в зеркале мне улыбался не ослик, а здоровенный такой ослище... Приехали...


Сделал выводы. Лучше поздно, чем никогда. Теперь у меня два дома. Больше времени провожу в Черногории. Прилетаю в Москву каждый месяц на неделю, веду тренинги для тех, кому нравится похолоднее, и дую обратно в Черногорию, где и в январе пальмы зелёные.


Кто решил, что я негодяй и Родину предал, тот... какое-нибудь оскорбительное слово. Ослик, например. Родину люблю. Только и тепло люблю. И солнце люблю. Вот такие пироги!


P.S. С 10 по 12 сентября у меня здесь, где тепло и очень даже купаться можно - в Черногории, в Будве - будет мой новый тренинг по расширению сознания "Выход из матрицы. Четвёртое измерение". И ещё два дня - 13 и 14 сентября - будем вместе тусоваться и красоту местную смотреть. Присоединяйтесь!


http://синютин.рф/выходизматрицы

МОИ БАНКИ. НАЧАЛО.

В 1991-м году я вернулся из армии и продолжил учебу в МГИМО. Был вариант перевестись с вечернего на дневное отделение, но я решил остаться на вечерке. Так можно было днем работать и зарабатывать деньги, с которыми тогда у меня было, мягко скажем, не густо. 


Так как учился я на отделении международного банковского дела (МВКО - международные валютно-кредитные отношения), логично решил искать работу по профилю в банках. И пошел устраиваться в только что народившиеся в стране коммерческие финансовые структуры. 


Сначала я считал, что меня, как студента МГИМО, любой банк оторвет с руками. На деле же оказалось, что нигде такой студент не был нужен даже курьером. Следующие полгода я исправно обивал пороги многих банков, и везде мне показывали на дверь даже особо без собеседований. 


Через полгода мне улыбнулась удача в лице моего приятеля Андрея, с которым мы когда-то вместе поступали в МГИМО, и который уже на тот момент работал в банке с громким названием "Деловая Россия". По его протекции меня взяли курьером в отдел межбанковских операций. В мои обязанности кроме развоза бумаг входило отправлять факсы и снимать ксерокопии. Видимо, я преуспел во всех трех операциях, у меня оставалось еще свободное время, которое с удовольствием использовали для разных своих поручений более старшие коллеги. Я не отказывался. И как прилежный подмастерье, с энтузиазмом брался за любую работу. 


К моему присутствию в отделе скоро привыкли и начали давать мне что-то более серьезное. Так волей случая я оказался в самом сердце нарождающегося российского Уолл Стрит. 


Прошло два года. И вот я уже занимал место исполняющего обязанности начальника своего отдела, который приносил банку до 80% всей прибыли. Наш банк был самым крупным в России брокером по межбанковскому кредитованию, а я стал широко известным человеком в узких кругах. Я знал, что к моим оценкам и финансовым прогнозам прислушивались многие игроки финансового рынка. Конечно, мне это очень льстило. 


В конце 1995-го года российский банковский рынок накрыл первый серьезный кризис. Это было абсолютно новое и неожиданное явление. Банки посыпались один за другим. Лопались самые сильные и известные. Наш банк также не смог пережить кризис. Дело в том, что тогда еще почти никто из новых банкиров не понимал, что нельзя строить огромные банковские здания в центре Москвы на деньги, привлеченные в кредит на пару дней. 


Банк "Деловая Россия" рухнул. Здание, построенное его владельцами, до сих пор стоит на Цветном бульваре. Конечно, никаких упоминаний об этом банке там сейчас нет. Думаю, и хозяева здания с тех времен сменились многократно. 


Так я на практике узнал то, что на лекциях по финансам в моем институте называли кризисом ликвидности. 


Несколько банков тут же сделали мне предложения перейти к ним на работу. Я выбрал очень крупный на тот момент банк "Российский кредит", но там проработал недолго. Другой менее крупный банк сделал мне значительно более привлекательное предложение. 


Так началось мое головокружительное восхождение по карьерной лестнице. За следующие годы я с головой погрузился в рынок ценных бумаг и валютный рынок, кторый сейчас принято называть рынком forex. 


В 26 лет я заработал свой миллион долларов, а в 27 лет стал одним из самых молодых в России Председателей правления банка. Однокомнатная квартира в Москве на тот момент стоила пять тысяч американских фантиков. На деньги, что у меня были, можно было, при желании, купить целый район Жулебино или Медведково. Только тогда эта идея не казалась мне привлекательной. Я хотел свой банк. Свой собственный. 


Потихонечку все к этому и шло. Но 1998 год внес в мои планы свои кардинальные коррективы. Однако это уже совсем другая история. 


Девяностые прошли. Это было дикое, страшное, но интересное время. Забыть их я не смогу. Да и знания, и опыт никуда не денутся. Они мне не через умные книжки Наполеона Хилла или Роберта Кийосаки достались. С того времени в моей жизни много что поменялось и произошло. Я знаю, что большинство успешных людей тех лет, из выживших, предпочитают сегодня, чтобы о них просто забыли. У меня по этому поводу другая идея - жалко, если накопленный опыт просто протухнет. 


Помимо прочих дел, последние десять лет я веду тренинги о бизнесе и счастье. Именно в девяностые я хорошо усвоил цену слов, и не обещаю людям супер-техники зарабатывания миллионов за три недели. Как экономист и финансист, хорошо понимаю, что просто хапануть один раз триста тысяч за три недели можно, но построить надежный, стабильный бизнес - вряд ли. Те, кто это обещает, в девяностые только появлялись на свет, и в те годы бренчали погремушками и бубенчиками, катаясь по комнатам на трехколесных велосипедиках. Жаль, что родители не научили их, что обманывать людей не просто плохо, но иногда и опасно. Ну, в какой-то момент им придется об этом узнать. Всему свое время. 


P.S. Мой ближайший курс пройдет в Москве и онлайн 27-29 августа. Он предназначен для руководителей и владельцев бизнеса, а также тех, кто в перспективе видит себя на этих позициях. Название курса "Управление бизнесом. Время большой игры". Интересно? Присоединяйтесь. Подробности здесь: 


http://синютин.рф/бизнес 


P.P.S. Именно в этом здании (фото 2) на Пушкинской площади, в самом центре Москвы, по адресу Страстной бульвар, дом 8, в 1993-м году я начал свою банковскую карьеру. 

Я окончил МГИМО. 

Эту фразу я сейчас скорее для себя написал. В 2018-м году она звучит очень просто и обыденно. Не так круто, как «я - выпускник Оксфорда» или Гарварда. Но в 1988-м году, когда я окончил школу, эта фраза производила на любого советского человека, в том числе и на меня, совсем другой эффект. В то время одной этой фразы было более чем достаточно, чтобы к человеку все окружающие начали относиться как к богу, прямо у них на глазах сошедшему с небес. Любой советский гражданин знал, что в МГИМО учились только дети самых высоких партийных боссов, послов и руководителей МИДа СССР. Обычным людям даже вход в здание МГИМО виделся запредельным прикосновением к чему-то великому. 


В 1986-м году на телеэкраны вышел фильм «Курьер». Один из главных героев этого фильма в какой-то момент, чтобы показать свою значимость, очень свысока бросил товарищам фразу, что он собирается поступать в МГИМО. Собирается поступать! Не учится в МГИМО, не окончил МГИМО. Лишь собирается поступать. Этого заявления и его друзьям, и всем зрителям было достаточно, чтобы понять, кто в компании в авторитете. 


Я готовился поступать на переводчика в Институт иностранных языков Мориса Тореза. По тем временам, очень престижный ВУЗ. О МГИМО даже не смел мечтать. И вот уже ближе к выпускным школьным экзаменам меня в одночасье переклинило. Я вдруг осознал, что у меня одна жизнь. Другой не будет. И я хочу прожить ее на максимуме. Возможно, взыграл юношеский максимализм – лучшее или ничего. Я понял, что не готов размениваться на полумеры, полутона, полу успех, полу счастье. Я очень амбициозно решил, что не хочу переводить чужие слова, а хочу, чтобы переводили мои. 


В результате пришел к родителям и сказал, что собираюсь сделать «важное заявление». Родители улыбнулись серьезности, которую я в этот момент на себя напустил, но решили подыграть. Сели и приготовились меня слушать со всем вниманием. Я очень четко проговорил вслух фразу, которую перед этим готовил несколько дней: «Я не буду поступать в Иняз». «И куда же ты будешь поступать?» - все еще едва сдерживая улыбку, спросил отец. «В МГИМО». И тут возникла долгая пауза. Родителям явно перестало быть весело. Они хорошо понимали, что в реальности это означало, что их сын не будет учиться НИ В КАКОМ институте, потому что в МГИМО поступить было невозможно. 


Паузу закончил отец вопросом: 

- Ты понимаешь, что в МГИМО обычные люди не поступают? 

- Да. 

- Ты понимаешь, что мы не сможем тебе помочь в поступлении? 

- Да. 

- Ты понимаешь, что из обычных людей туда поступает не более трех процентов? 

- Да. Думаю, трех процентов мне будет достаточно. 


После моей последней фразы все почувствовали, что на этом разговор подошел к логическому концу. Больше мы с родителями к этому разговору не возвращались. 


Следующие месяцы, перед подачей документов, я собирал справки из всех медицинских учреждений в количестве большем, чему было нужно для полета в космос. Потом пошли собеседования в Комитете комсомола школы, Партийном комитете школы, Комитете комсомола района, Комитете партии района. Отовсюду мне давали характеристики и рекомендации. Все это нужно было только для того, чтобы я всего лишь имел право подать в этот ВУЗ документы. Потом у меня были отдельные собеседования с представителями МГИМО и сотрудниками КГБ. В результате мои документы приняли. 


В тот год на экзаменах мне очень демонстративно показали, что таких как я «не берут в космонавты». Из пяти экзаменов, которые надо было сдать, я четыре сдал на пятерки. Но пятую пятерку мне не поставили. Улыбнулись, подмигнули и сказали, что четверка тоже очень хорошая оценка. Мелочь. Только для поступления пятерки должны были быть все. 


После экзаменов у нас с отцом состоялся еще один разговор: 

- И что ты теперь будешь делать? 

- Поступать. 

- Куда? 

- В МГИМО. 

На этом и этот разговор закончился. 


Следующий год я днем работал, а по вечерам и по выходным посещал все доступные курсы и лекции, которые могли мне помочь для поступления. Наверное, никогда в жизни я больше так усердно не учился. На следующий год я поступил. В МГИМО. Но меня взяли не на дневное, а на вечернее отделение, потому что все-таки «настоящими космонавтами» по табели о рангах предначертано было стать другим. 


После завершения первого семестра меня вызвала декан нашего факультета и сделала предложение. Я мог выбрать любой ВУЗ страны – МГУ, Бауманский, хоть ВГИК – и без экзаменов перевестись на дневное отделение любого факультета. Второй вариант – отправиться на два года в армию, а потом продолжить обучение в МГИМО. С вечернего факультета, в отличие от дневного, в армию забирали. Я не стал думать. Я же уже давно для себя все решил. И уже через месяц с наголо бритой головой примерял армейский китель. 


Следующие два года мне часто снился МГИМО: коридоры, окна, вход. Помню, я сидел в солдатской чайной, на окне слегка колыхались на ветру прозрачные занавески. Я ждал, когда ребята постарше купят себе пирожки и коржики, а я понесу их в казарму. Именно за это они разрешили мне, новобранцу, заглянуть в чайную и купить коржики себе и своим однопризывникам, таким же как и я дУхам. Я смотрел на эти занавески, и мне вдруг стало очень хорошо. Я представил, что всего через два года вернусь «на гражданку», и буду смотреть уже на занавески института, который всегда был и оставался для меня мечтой. Но я знал, что как бы далеко от дома не находился, я уже был студентом МГИМО. И моя сказочная жизнь советского дипломата ждала меня впереди. 


В 1996-м году я закончил МГИМО. К тому времени не стало страны, чьи интересы я собирался представлять за рубежом. Историю КПСС, которую я учил многие годы, многократно сдавал на экзаменах и знал наизусть, признали бесполезным предметом. Я не стал дипломатом, но стал одним из самых молодых банкиров. Не сразу, конечно. Поднялся от курьера до самого верха. И дорогу наверх мне серьезно помог проложить именно мой Московский государственный институт международных отношений. Ему пою эту оду. Помимо прочего, он заложил в мое сознание одну важную вещь: хочешь быть успешным – не ищи работу, а создавай рабочие места. МГИМО во все времена давал лидерский вектор, расширял сознание, а одновременно и возможности. 


Я по-прежнему с трепетом и глубочайшим уважением отношусь к своему институту. Теперь он, правда, называется университетом, и в него можно поступить за деньги. За большие деньги, но поступить можно. Времена меняются, меняются правила, только я уверен, основа философии МГИМО остается прежней. 


Наверное, Оксфорд и Гарвард – это очень круто. Не знаю. Там не учился. Однако фраза «я окончил МГИМО» для меня до сих пор имеет волшебную силу и, как говорят на востоке, усладу ушей. 


P.S. 27-29 августа я буду проводить трехдневный курс для руководителей и владельцев бизнеса. Москва и онлайн. Если чувствуете, что Вам близки мои взгляды и мой подход к жизни, присоединяйтесь. Буду делиться тем, чему сам научился, и что помогало и помогает мне двигаться вперед. 


http://синютин.рф/бизнес 


P.P.S. На фото моя гордость, мой диплом самого удивительного и недосягаемого ВУЗа страны , ВУЗа моей мечты - диплом МГИМО. 

ПРО ПРАДЕДА, ДЕДА И МОЙ ЖУТКИЙ СТРАХ 

Я всегда боялся. Ужасно боялся, что за мной придут. Все отнимут и причинят мне непоправимый вред. А я ничего не смогу сделать. Чувство дикого бессилия, когда в кровь сжимаешь кулаки и скрежещешь зубами, а сделать ничего не можешь. И это чувство у меня не потому, что я что-то делал или делаю не по закону. Я ощущал это как животный врожденный страх, идущий откуда-то из глубины. 


Можно было бы просто не обращать на него внимания. Но в какой-то момент я почувствовал, что этот страх во всем стоит у меня на пути. Он мешает мне раскрываться в бизнесе, делах, проектах. Он мешает мне издать книги, которые давно уже стоило бы издать. Он мешает мне выпустить сборник с моими рисунками, что я тоже собирался сделать. Этот страх глобально отравляет мне жизнь. 


Я начал с ним разбираться. И вдруг понял, что он вшит в меня как генокод. Мой прадед по прямой отцовской линии был очень богатым человеком в Саратовской губернии. До сих пор в центре города Новоузенска стоит один из его домов как важный исторический памятник архитектуры области. Вот что написано на официальном сайте администрации этого города: 


«Самое большое здание в Новоузенске по улице Московской принадлежало крупному землевладельцу Синютину, где хозяин держал гостиные номера. Сейчас это здание городской поликлиники». 


У моего прадеда было девять детей. На каждого ребенка при рождении он клал в банк по две тысячи рублей золотом. Чтобы было понятно, сколько это, корова тогда стоила пять рублей. По известной мне версии, прадед умер прямо перед революцией 1917-го года. 


Мой дед – старший из сыновей - остался жив. Как сложилась судьба его матери, его братьев и сестер, я не знаю. Это всегда была запретная тема для разговоров. О том, что мои предки были очень богатыми людьми, я узнал, когда мне самому сильно перевалило за тридцать. По той версии, которую до этого все время исправно повторяли дед, бабушка, мой дядя, мои тети и мой отец, мы все были «из крестьян». 


И дедушка, и бабушка вообще не касались темы прошлого. Они даже придумали специальный речевой код, чтобы их дети в какие-то моменты ничего не могли понять. Кроме хорошо заученной фразы «мы из крестьян», любые другие разговоры на эту тему пресекались моментально. 


Также всего лет пять назад я узнал, что мой дед занимал в советское время очень высокие государственные посты. Даже эту информацию от меня скрывали. Я-то всю жизнь был уверен, что учился в одной из лучших центральных английских спецшкол Москвы исключительно по территориальному признаку. И был самым простым из всех самых простых детей. Не то, что мои одноклассники – дети министров и замминистров. Мне даже немного завидно было, что они из таких крутых семей, а я – крестьянский сын. И, конечно, совершенно случайно из окон нашей квартиры были очень хорошо видны кремлевские башни. 


В 1941-м году, прямо перед войной, информация о происхождении моего деда частично просочилась «куда надо». Деда тут же сняли со всех постов. Он ждал ареста. Но началась война, и дед ушел добровольцем на фронт. Это спасло и его, и семью. 


После войны дед вернулся к родным в орденах. Как и многие другие, начали жизнь с нуля. И вновь по другой, научной линии дед поднялся очень высоко. Он занимал пост первого заместителя председателя Госплана – главного экономического органа Советского Союза. До своей смерти являлся почетным председателем приемной комиссии Плехановского института. И об этом я тоже не знал. В семье тщательно скрывалась любая подобная информация. У меня просто был любимый дедушка. А все взрослые в семье каждую минуту помнили, что в любой момент к нам могли прийти. И держали языки на замке. 


Мой отец в советское время также дошел до высокого поста. Самостоятельно, без помощи деда. В семье этот подход был принципиально важным. Никакого протежирования. У моего отца четыре высших образования, в том числе механико-математический факультет МГУ. Он работал на Главное развед управление (ГРУ). Думаю, если он прочитает этот пост, будет очень на меня злиться за то, что я так и не научился держать язык за зубами. И даже то, что Советского Союза как страны уже давно не существует, ничего не значит. Отец хорошо знает, что прийти по-прежнему могут в любой момент. Ну, или до сих пор свято в это верит. Моя мама работала на КГБ СССР. Как видите, сынок всех сдал. Но именно так формировались мои подходы к жизни и система мышления. 


И сам я тоже в советское время служил в разведке КГБ. Произнес это открыто вслух первый раз всего пару лет назад. Подумал, что раз даже наш Президент сказал, что служил в КГБ, значит и мне можно. 


Я не закончил, как отец, четыре института. Закончил только МГИМО. Поступил сам, без чьей-либо помощи еще в советское время. И не с первого раза. Помогать в поступлении мне никто не стал - семейные правила о запрете любого протежирования никто не отменял. Да я, если честно, и не просил. Дипломатическая школа института только усилила во мне уже хорошо укоренившийся навык внимательно относится ко всему, что говоришь, и не болтать попусту. 


Начались девяностые. За несколько лет из простого курьера я поднялся до председателя правления банка и заработал много-много зеленых американских денег. Видимо, гены прадеда помогли. А в 1998-м ко мне пришли. Не знаю, что испытывали мои предки, когда на пороге их дома появились революционные люмпен-пролетарии с маузерами. Знаю, что испытывал сам, когда весь 1999-й год ко мне ходили бандиты всех мастей и не только они. Квартиру деда, в которой я родился, у нас забрали. Тихо, молча. У меня забрали все машины, все деньги. Забрали все, что можно было забрать. Кроме жизней. Видимо, от меня и от моей семьи, как когда-то от деда Бог отвел. Я под пистолетом писал на себя расписки на астрономические суммы. И я хорошо понимал, что никто и ничто мне не поможет. Ужасное чувство ярости и бессилия. Тогда зачастую бандиты приходили с представителями разных госорганов. 


В 1999-м мне не было страшно. Просто вокруг шел нескончаемый фильм Михалкова «Жмурки», в котором я был одним из главных героев. А вот когда фильм подошел к концу и меня начало немного отпускать, стало страшно. Очень страшно. Пять лет после этих событий я не брал трубку телефона. Не мог. И лишь значительно позже, через много лет, почувствовал, что могу опять вернуться в бизнес. Совсем с другим опытом, с другим пониманием. И, увы, с этим огромным внутренним страхом. 


Из девяностых я вынес не только страх, но и много полезного. Например, одна из полезных вещей – я больше не трачу ни силы, ни время на ерунду: на пустой нетворкинг, на сомнительные схемы и бестолковые проекты. Будто в моей голове навели порядок. Смахнули пыль. Остались лишь очень четкие, концентрированные шаги, которые приводят к результату: деньгам, радости, счастью, а лучше всему этому одновременно. 


Фраза, которую я периодически продолжаю слышать от разных людей «Давай что-нибудь замутим», уже больше точно не ко мне. Я хорошо усвоил, что результатом муток всегда будет лишь муть. 


Мой страх, с одной стороны, стал моим стопором, но, с другой стороны, и моим оберегом. Я понял, что не смогу избавиться от него. Но стараюсь найти тот нужный внутренний баланс, который позволит мне дальше идти вперед и жить в счастье. 


P.S. У меня с 27 по 29 августа в Москве и оналайн будет курс для руководителей и владельцев бизнеса. Называется «Управление бизнесом. Время большой игры». Этот курс точно про Большую игру. Я вряд ли буду рассказывать на нем про своего деда. Хватит и других интересных и полезных тем. Но гены предков, бесспорно, помогли мне и помогают дальше. Если интересно, приходите на курс. Поделюсь своим опытом, своими выводами, бизнес-наработками и инструментами. 

http://синютин.рф/бизнес 

P.P.S. На фотке синенький дом – тот самый в Новоузенске, который моему прадеду принадлежал. Стоит. Все хочу туда съездить. По коридорам погулять. 

Подписывайтесь!


Личные аккаунты

Группы бизнес  тренингов: